Размер:
AAA
Кернинг:
КK К K К  K
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Вернуться к русскому языку Translate into English Ins Deutsche bersetzen
Поиск
655740, Республика Хакасия, с. Таштып, ул. Ленина, 35
Наш адрес
+7 (39046) 2-11-70
+7 (39046) 2-15-37

Контактный номер

Дороги войны братьев Быковых

Дороги войны братьев Быковых

Иногда голоса давно ушедших от нас доносятся сквозь время… Газета «Таштыпский колхозник» от 1 января 1943 года. На второй странице в рубрике «Письмо с фронта» короткая весточка из фронтового госпиталя. Скан газетной страницы с письмом открыт на компьютере. Через плечо смотрит юный скептик девятнадцати лет:

Ну, здравствуй, Кузьма! Ты все-таки был!

– Думаешь, он правда был? – и ввинтил модное слово «фейк». Выдумали, мол, письмо для поднятия боевого духа.

* * *

ВЕРЕН ПРИСЯГЕ

Дорогие мои земляки, трудящиеся прииска Малый Анзас! Находясь в рядах Красной Армии, сражаясь с нашим лютым врагом – немецкими захватчиками, я часто вспоминаю о вас, своих односельчанах, честно и самоотверженно работающих на поддержку фронта.

Горячая любовь к Родине и ненависть к врагу делают нас, фронтовиков, бесстрашными и беспощадными в смертельном бою с гитлеровскими ордами. Много раз приходилось мне выполнять сложные и опасные боевые задания, сражаться на поле брани. Много фашистских мерзавцев уложил я меткой пулей и штыком.

Советское правительство высоко оценило мои боевые заслуги, наградив медалью «За отвагу».

Вместе со мной сражается с врагом мой брат Яков, который также награжден орденом Красной Звезды. В жестоких боях я был четыре раза ранен. Сейчас нахожусь в госпитале, выздоравливаю. Скоро опять возьму в свои руки боевую винтовку. Жду этого дня с нетерпением. Пока враг топчет нашу землю, моя жизнь – борьба с ним.

Здесь, на фронте, я вступил в ряды партии Ленина-Сталина. Партии и народу я поклялся стоять за священную Родину до последнего дыхания.

И вы, дорогие товарищи, чувствуйте себя как на фронте. Вы знайте, что боевая мощь Красной Армии зависит от тыла – чем больше будет ваша ПОМОЩЬ фронту, тем сильнее будут наши удары по врагу. Работайте для победы, не покладая рук. Давайте стране больше хлеба, во имя ускорения разгрома немецко-фашистских полчищ.

Старший сержант Быков Кузьма.

Скептика понимаю. Постоянная рубрика «Письмо с фронта». Строки, обработанные безвестным коллегой журналистом настолько, что все газетные письма удивительно похожи. Каленые, стальные строки, за которыми почти не видно обычного человека, слабого, живого, с чувствами и эмоциями. Нынешнее поколение привыкло к иному стилю, где все эмоции наружу, где слов не выбирают. А здесь каждое слово, как патрон в обойме…

– Давай проверим, – предложила, ещё не представляя, смогу ли найти хоть какой-то след Кузьмы Быкова.

Мальчик из «Бессмертного барака»

Все поиски начинаются с Книги Памяти Республики Хакасия. Там двадцать три Быкова: «без вести пропал», «погиб», «захоронен»… И среди них нет ни одного Кузьмы.

Выжил или и впрямь нет его, и не было? Хоть бы отчество знать… Вбиваю в строку всемогущего Яндекса наугад: Кузьма Быков. И вдруг в первой строке – Книга Памяти детей жертв политических репрессий, сайт «Бессмертный барак»:

«Быков Кузьма Никифорович, 19 лет на момент ареста отца – Быкова Никифора Ефимовича в 1938 году, село Малый Анзас Таштыпского района».

В голове рефреном строки из письма: «Дорогие мои земляки, трудящиеся прииска Малый Анзас…»

Ну, здравствуй, Кузьма! Ты всё-таки был!

Сын кулака из рода первопоселенцев

Открываю со скрипом двери бессмертного барака. Это, как в колодец истории заглянуть: узкое оконце, а на глубине – холодная вода.

Семья Быковых перебралась в Сибирь в село Вагино в 19 веке, крепкая была семья и зажиточная. Об этом упоминается в истории села Вагино. На старом фото в ряд три семейных казачьих пары, рядом дети. И кто-то из этих малышей запросто может быть Никифором Ефимовичем Быковым. Он родился в 1890 году в селе Вагино Боготольского уезда Мариинской области, тогда – Томской губернии. И вплоть до 1930 года жил и крестьянствовал в Вагино, там же и женился на Дарье Петровне. В 1930 году волна раскулачиваний прошла по Сибири, и Никифора Ефимовича сначала лишают избирательных прав, а потом высылают на прииск Малый Анзас. Бог весть, как преодолела путь к новому месту жительству семья Быковых, где к тому времени уже было четверо детей: Кузьма, Яков, Мария и Михаил, родившийся в 1930 году, новорожденный. Но как бы там ни было, судьба дает Быковым восемь лет тишины. Никифор устраивается счетоводов в артель старателей «Малый Анзас».

Арестовали Никифора 28 февраля 1938 года. А говорят, что снаряд дважды в одну воронку не попадает…

1937 – 1938 годы для Хакасии – жуткие годы. За год репрессированы 2534 человека. Половина из них расстреляны. В день выносилось до 40 приговоров. Иногда слушание одного дела занимало 10 минут. В этом потоке смертей и сгинул Никифор Быков. 23 марта тройка НКВД выносит смертный приговор, 8 июня приговор приведён в исполнение.

На момент смерти отца старшему сыну Кузьме едва исполнилось 19 лет, Марии – 14, Якову – 12, Михаилу – 8 лет (по данным сайта «Бессмертный барак»).

И едва натыкаюсь в списке на имя Якова, чётко понимаю – да, это тот самый Кузьма Быков. И тот самый брат Яков, о котором он говорит в письме.

Кузьма теперь – главный кормилец в большой семье, которая видимо так и продолжает жить на Анзасе. И Кузьма трудится там же, где когда-то работал его отец. Помните начало фронтового письма: «Дорогие мои земляки, трудящиеся прииска Малый Анзас»?

Химинструктор старшина Быков

Кузьму забрали в армию 6 июня 1941 года. Уходил в мир, пришёл в войну. И пройдёт он её в составе 989-го стрелкового полка 226-й Стрелковой дивизии (впоследствии – 95-ая гвардейская стрелковая Полтавская ордена Ленина Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия).

Военная специальность Кузьмы звучит неожиданно современно «химинструктор». А значит вполне можно предположить, что после призыва на военную службу Кузьма проходил краткосрочные шестимесячные курсы, таково было требование к тем, кому предстояло служить в ротах химзащиты и быть химинструктором.

Интересно, что чаще всего на такие курсы направлялись те, кто уже имел семиклассное образование или по работе был связан с взрывными работами и химикатами. И вчерашние шахтеры, работники приисков учились применять химоружие и отражать химатаки, использовали снаряды с отравляющими веществами на полигонах, дегазировать проходы для войск на местности, заражённой ипритом и его смесями.

Такое внимание к химзащите не случайно.

Из сообщения Совинформбюро от 22 июля 1941 г: «Захваченные частями Красной Армии германские секретные документы с исчерпывающей полнотой показывают, что германский фашизм втайне готовит чудовищное злодеяние – широкое применение отравляющих веществ. В составе действующих германских войск имеются специальные химические части по отравляющим веществам».

Поэтому недооценивать химическую опасность было бы чревато. И роты химзащиты вводятся при стрелковых дивизиях, артиллерийских, танковых армиях.

Вот в такой роте наш Кузьма и окончит войну. Но единственная ли это часть, где довелось служить Кузьме?

Медаль «За отвагу»... Одна? Две?

Вернёмся к письму Кузьмы.

«Советское правительство высоко оценило мои боевые заслуги, наградив медалью «За отвагу», – пишет Кузьма в 1943 году.

В архивах же есть данные лишь об одной медали «За отвагу» и получит её Кузьма в 1945 году. Нестыковка, однако. Что же, Кузьма приукрасил свой боевой путь заранее? Или награда из 43-го дошла до героя только в 1945-м? И так могло быть.

Но вот и еще парадокс – есть другой Кузьма Никифорович Быков, награжденный медалью «За Отвагу» в 1942-м. Два документа о награждении, на двух солдат с полностью совпадающими именами, фамилиями, отчествами, датами и местом рождения, но один Кузьма с наградой в 1945-м – призван Таштыпским РВК, а другой – Красноярским. Оба сержанты.

Так может у нашего Кузьмы Никифоровича не одна, а две медали «За отвагу»? Тогда это ярчайший признак смелости. Ведь медаль эту вручали только за личное мужество, проявленное в боях, её высоко ценили и сами солдаты. За что мог получить её Кузьма? Наградных листов на медали нет. Есть общий список с общей формулировкой «От имени Верховного Совета за образцовое выполнение приказов командования и проявленные личное мужество и героизм».

Сам же Кузьма устами журналиста районной газеты о той, первой медали говорит: «Много раз приходилось мне выполнять сложные и опасные боевые задания, сражаться на поле брани. Много фашистских мерзавцев уложил я меткой пулей и штыком».

Ни слова об установке фугасов, дымовых завес и химзащите. Почему? Ответа опять же два – во-первых, кто ж позволит такие тонкости писать в письме, при суровой-то военной цензуре. А во-вторых, инструкторы химзащиты участвовали в боях наравне со всеми. И, помимо сугубо специфических обязанностей, точно также поднимались и шли в атаку.

Под смертью со смертью в руках

В апреле 1945 года Кузьму Быкова награждают орденом Красной Звезды. Наградные документы – сухи и скупы, но весьма информативны:

«Старшина Быков Кузьма Никифорович на фронтах войны с июня 1941 года. Трижды ранен. 17.2.1945 г. в ходе боев за г. Явож участвовал в химической разведке и постановке минно-огневых фугасов и дым.завесы несмотря на сильный огонь противника. Старшина Быков Кузьма Никифорович достоин ордена Красной Звезды.

Командир 989 стрелкового полка, гвардии майор Гилёв».

Что такое огневой фугас эпохи Второй мировой? Это металлическая коробка, начинённая смертью, причем смертью страшной. Ибо помимо взрывчатого вещества такой фугас содержит еще и горючее вещество. При взрыве это вещество разбрызгивается по поверхности и воспаляет всё вокруг себя. Если взрыв не убил сразу, то сожжет огонь, способный распространиться в радиусе 300 метров. И это будет пламя чрезвычайно высокой температуры.

К слову, вес такой мины мог быть от 3 до 6 кг. Устанавливали их, тщательно маскируя. И вот каково это – под постоянным огнём противника устанавливать жуткие железные штуковины, начинённые огненной смертью? Одна случайно угадившая пуля, и ты – факел! Смерть в руках, смерть вокруг, смерть сверху… В мирной голове это не укладывается.

Загадочный наградной лист

Есть в найденных документах на Кузьму Быкова один загадочный наградной лист. Почему загадочный? А согласно ему Кузьму представили к награждению орденом Великой Отечественной войны II степени. Однако согласно документам из архива ЦАМО орденом этим Кузьма не был награждён. Хотя есть за что.

В листе этом уже новая военная «должность» – командир отделения взвода химзащиты 989-го стрелкового полка, но звание всё тоже – старшина.

Из наградного листа от 19 мая 1945 года:

«За время наступательных боев с 3.04.45 по 6.05.45 руководил отделением по проведению химической разведки по местности отступающего противника, этим самым дал возможность стрелковым подразделениям продвинуться вперёд.

В бою за город Моравская Острава участвовал в отражении атак противника, где показал образец стойкости и отваги, поднявшись в атаку, его примеру последовали многие товарищи.

Старшина Быков проявляет большую заботу по уходу и сбережению химического имущества.

Достоин награждения орденом Отечественной войны II степени.

Командир 989 стрелкового полка гвардии майор А. Гилёв».

Речь идёт о мужестве во время сложнейшей Моравско-Остравской операции.

Последние яростные бои

«10 марта 1945 года началась Моравско-Остравская наступательная операция. Войска 4-го Украинского фронта пошли на штурм Моравско-Остравского промышленного района. Из-за недостаточной плотности войск, ошибок в организации наступления и мощной немецкой обороны операция затянулась. Только 30 апреля советские войска взяли г. Моравская Острава и г. Жилина – важный узел коммуникаций в Западных Карпатах. Потеряв мощный Моравско-Остравский укрепленный район, немцы уже не могли создать устойчивую оборону и под угрозой окружения 1-й танковой армии начали отвод войск на запад.

Наступление советских войск в Чехословакии сковало крупные силы вермахта и содействовало успешному завершению Берлинской операции и всей кампании 1945 года. Советские войска потеряли более 112 тыс. человек, из них безвозвратно – около 24 тыс. человек».

Последние яростные бои самой тяжелой войны в истории человечества. Когда читаешь сухие строки журнала 989-го стрелкового полка, оторопь берёт: «5 апреля 1945 года потери полка – убитыми 16 человек, ранеными 26. 6 апреля – убитыми 14, ранеными 35».

А вот – затишье: «7 апреля полк ведёт окопные работы. Решено установить минно-фугасные заграждения. Потери убитыми – 3 человека. Ранено – 8 человек».

Последние сведения о потерях полка относятся к 6 мая. Убиты двое, ранены двое. Через два дня, в ночь с 8 на 9 мая, будет подписан акт о капитуляции Германии. Как же безумно страшно быть убитым в последние дни войны.

Но Кузьма прошёл и через них. 19 мая 1945 года – он жив. У него удивительный запас солдатского везения. Таинственный наградной лист сухо, скупо, но даёт краткую информацию о боевом пути сына репрессированного счетовода из Малого Анзаса. Дороги его войны, начавшиеся в июне 1941 года на реке Днепре, проходили через Украину, Сталинград, Курск, Харьков, Белгород, Киев, через Чехословакию. Победу он встретил в г. Быстржеце в Чехии. Последняя запись в журнале полка, где служил Кузьма, датирована августом 1945 года, полк готовится к расформированию и переходу в 76 гвардейскую дивизию.

Но помните строчку из письма «со мной находится брат мой Яков»? Фронтовую судьбу Якова тоже удалось установить. И она не менее яркая, чем у его старшего брата.

От курсанта до офицера

Яков Быков. На момент смерти отца мальчишке 14 лет. Значит к началу войны – едва 17. Позади Малоанзасская средняя школа. Впереди – война.

Университеты войны

Якова призывают на фронт в декабре 1942 года. Место службы – отдельная учебная стрелковая рота 17-й дивизии. Звание – курсант-миномётчик. Дивизия с непростой историей. Она формировалась из народных ополченцев города Москвы – рабочих кожевенного завода, фабрики Гознак, камвольно-прядильной, студентов и профессуры Московского института народного хозяйства. 2 июля 1941 года начато формирование, 7 августа ополченцы отправлены держать оборону и создавать оборонительные укрепления. Первые бои дивизия примет в октябре 1941 года под Москвой, и за два дня, с 3 по 5 октября, потеряет 80% своего состава. Страшная цена первых военных дней…

Яков придёт в дивизию в марте 1943 года. И придёт в составе пополнения из числа курсантов военных курсов.

– Он учился Омске, именно этот город вспоминал в разговоре, – напишет о Якове племянница Нина Михайловна Огерук.

Первые месяцы войны выявили – миномётчиков не хватает, как воздуха. А ведь именно миномёты, более лёгкие и маневренные, чем артиллерия, в случае внезапного боя оказывались единственной огневой поддержкой пехоты. Поэтому будет издан особый приказ Сталина, запрещающий переводить миномётчиков в другой род войск. И начнётся активная подготовка воинов-миномётчиков. В Сибири центром подготовки станет Омское артиллерийско-миномётное училище. Известен такой факт: в связи с острой нехваткой военных кадров, курсанты училища 1942 года уходили на фронт после 3-5-месячных курсов, продолжая учить букварь войны в учебных ротах и получая вместо оценок боевые награды, ранения или смерть.

Из наградного листа курсанта Быкова:

«Курсант Быков за время пребывания в ОУСР-17 показал себя дисциплинированным, выдержанным к-том. За отличную учёбу имеет от командования ряд благодарностей.

24.08.1943 при взятии высоты с отметкой 241,9 к-т Быков из 82 мм миномёта беглым огнём 3-мя минами уничтожил ручной пулемёт противника и 4-х гитлеровцев.

8.09 к-т Быков одной миной уничтожил конную повозку противника и двух лошадей.

За отличное знание мат. части и выполнение боевых заданий в борьбе с гитлеровскими захватчиками командование части представляет курсанта Быкова к награде орденом Красная Звезда».

Скептик усмехнётся, мол, что там – один пулемёт и четыре фашиста. А давайте обратимся к документам.

Из записи в Журнале боевых действий 17-й стрелковой дивизии за 23.08.1943 г. следует, что перед двумя батальонами была поставлена задача «овладеть высотой с отметкой 229,5 и закрепиться, продолжая наступление». Но в районе высоты 241,9 батальоны были встречены шквальным огнём пулемётов противника и вынуждены отойти в исходное положение. И лишь 24 августа высота была взята, а «огневые точки противника подавлены пехотным и миномётным огнём…» Вот частью этого огня, это яростной силы, идущей на приступ, и был 19-летний курсант Яков Быков. Это его меткий выстрел уничтожил по крайней мере один из пулемётных расчётов, не дававших продолжать наступление. Такой вот экзамен на воинское мужество для парня неполных 19 лет.

Командир миномёта

Второй орден Яков получит в марте 1944 года уже будучи командиром миномётного отделения 1312-го стрелкового полка 17-й стрелковой дивизии. В подчинении у Якова миномётный расчёт: наводчик, заряжающий, снарядный, подносчик, повозочный.

Небольшое, но весьма действенное войско, вооруженное 82 мм миномётом. И хотя средство тяги – лошадь и двуколка – полагалось каждому миномётному расчёту, миномёт – а это опорная плита, двунога, ствол общим весом 61 кг плюс боекомплект – чаще всего приходилось таскать на себе.

Двадцатилетний старшина Яков Быков должен не просто командовать расчётом, но и правильно выбрать огневую позицию и полностью вести миномётный огонь. И отвечать и за «сохранность оружия и живой силы».

Как справлялся? Вполне успешно.

Из наградного листа старшины Якова Никифоровича Быкова:

«В боях 25-26.2.44 г. в районе д. Сосновка Паричского района Полесской области тов. Быков проявил исключительное мужество и отвагу. 25.2.44 г. в наступлении на вражеские позиции под сильным артиллерийским и минометным огнем врага вёл огонь по огневым точкам врага. Уничтожил вражеский пулемёт с расчетом и рассеял до взвода вражеской пехоты. Умело маскируясь, быстро меняя огневые позиции своего миномета, точным огнём подавил огонь пулемета противника и уничтожил 5 немецких солдат. Эффективный огонь миномета тов. Быкова содействовал общему успеху подразделения. В предыдущих боях действовал также смело.

Достоин Правительственной награды ордена Славы III степени».

В журнале боевых действий 17-й дивизии за 25 февраля четко и сухо описан бой за деревню Сосновка. «В 7.30, имея в первом эшелоне 1314 и 1316 стрелковые полки, после артподготовки перешли в наступление. Противник встретил наступающие части сильным ружейнопулеметным и артминометным огнём. 1316 полк залегли, повторная атака успеха не имела. В 12.30 введен встык между двумя полками 1312 стрелковый полк. На левый фланг выведен лыжбат, продвижение которого тоже успеха не имело. Лыжбат залег в 100 метрах в направлении д. Сосновка. Противник вел неослабевающий огонь. В 16.30 после третьей атаки, ломая сопротивление противника, части овладели д. Сосновка. Боевые потери – 35 человек. Боевые потери противника 70 солдат и офицеров».

Бой за одну белорусскую деревню продолжался 9 часов под постоянным огнём врага. А сколько было тех деревень на пути Якова Быкова?

Между двумя наградами у командира миномёта боевой путь через сложнейшие военные операции – Брянскую (август 1943 г.), Киевскую наступательную операцию (3-13 ноября 1943 г.), знаменитую операцию «Багратион», сыгравшую ключевую роль в освобождении Белоруссии. А ведь в 1944 году Якову только-только исполнилось 20 лет. Возраст второго курса для его современных ровесников, возраст девочек и ночных клубов, возраст поцелуев, романтики, возраст, когда ой немногие уже задумываются о будущем.

Но что-то подсказывает мне, что Яков о будущем думал. И в Победу верил отчаянно, так отчаянно, что судьба, будто крылом его накрыла. Пометка в наградном листе – «ранений и контузий не имеет».

Истинный офицер

1945 год Яков встретит уже в звании лейтенанта и в должности адъютанта командира 1312-го стрелкового полка всё той же 17-й Краснознамённой Бобруйской дивизии.

Свой третий орден – Великой Отечественной войны II степени Яков получает в феврале 1945 года.

Из наградного листа:

«В ходе наступательных боев с 1.01.1944 лейтенант Быков проявил себя волевым и решительным офицером. В любой боевой обстановке, не считаясь ни с какими боевыми трудностями, рискуя собственной жизнью, он чётко и оперативно передавал приказы командира полка командирам подразделений, контролировал их выполнение.

Обладая организаторскими и волевыми качествами… он во многом способствовал плодотворной работе командира полка, что в свою очередь отражалось на выполнении боевых задач».

Это первый наградной лист, который очень чётко говорит о характере нашего героя. Именно он собрал воедино лично для меня образ Якова Никифоровича Быкова. Смелый, решительный, волевой, вероятно жёсткий, умеющий не только подчиняться приказам, но и командовать.
«Это – офицер», – так отчего-то сказала себе. Войну Яков окончил в Восточной Пруссии, но далее и его следы, и следы Кузьмы затерялись.

Мастер на все руки

Вся надежда была на родственников. Быков – фамилия в Таштыпе не редкая. Но это были всё не те Быковы. И уже когда статья была почти готова, судьба и всемогущий интернет вывели меня на Нину Михайловну Огерук, в девичестве – Быкову.

Она и приоткрыла завесу над судьбой Якова. Кузьма же так и не вернулся в Малый Анзас и практически не поддерживал связь с братьями. Но главное – он пришёл живым. И думается мне, что его послевоенная судьба была такой же честной, как и боевой путь.

А Яков свою жизнь связал с армией. Был офицером, воспитал двух дочерей. Но ведь был и третий брат? Михаил – отец Нины Михайловны Огерук.

Когда Никифора Ефимовича Быкова расстреляли, Михаилу было 8 лет. Впрочем, вот как пишет об отце Нина Михайловна:

«Когда арестовали деда, отец учился в 1-м классе и был в школе. Согласно свидетельству об образовании, он окончил 7 классов на «4» и «5» в 1943 году. И подростком (ему шел 14-й год) пошел работать в разрез. Согласно выписке отдела кадров 17 июня 43 года, он был оформлен мониторщиком. И это мальчишка в 14 лет.

Работал в паре с женщиной – одному водометом управлять невозможно. 17 декабря 1946 г. награжден медалью «За доблестный труд в ВОВ».

Проработал он мониторщиком 10 лет. В армию не взяли из-за ревматизма ног и заработанной грыжи. 10 лет в воде и в резиновых сапогах. Работал взрывником, слесарем по ремонту гидравлики, гор. мастером, затем окончил курсы электрика и до отъезда в Абазу (1960 г.) работал электриком. Из Анзаса он смог выехать только после реабилитации деда – в 1958 году.

Он никогда не сидел без дела. Всегда что-то мастерил, ремонтировал радиоприемники. А какую сделал мебель на дачу – все соседи приходили смотреть. В его гараже была идеальная чистота, каждый инструмент на своем месте. Когда работал на ДОЗе (Абаза) постоянно вносил рационализаторские предложения. У меня был наглядный пример трудолюбия и любви к жизни. Отец был моей душой. Его не стало 18 февраля 2003 г.».

Такая вот судьба трёх братьев, трёх сыновей расстрелянного безвинного счетовода прииска Малый Анзас Никифора Ефимовича Быкова. О чём думается теперь, когда позади непростая работа по поиску документов и свидетельств? О странных капризах судьбы. О её жестокости и милосердии. Почти мистическим кажется теперь, что она, лишив детей отца, сохранила их в суровых испытаниях войны. Будто дав поправку на страшную несправедливость.

А ещё о парадоксальном патриотизме русского человека. Пережив смерть отца, имея все права затаить обиду на государство, братья Быковы идут и геройски сражаются. А младший, в 14 лет по колено в воде добывает золото, столь необходимое фронту. Как же воспитал их крестьянин и счетовод Никифор Быков, что седьмым, десятым чувством, они, по сути, еще мальчики, поняли вечную истину, когда само государство бьёт под дых, у человека всё равно остается Родина. И это действительно свято…

Наталья Ковалева

P.S.: Автор искренне благодарит Нину Михайловну Огерук за предоставленные фото и рассказ о своей семье.

На снимках: Никифор Ефимович, Яков и Михаил с супругами

Жалобы на всё
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!