Размер:
AAA
Кернинг:
КK К K К  K
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Вернуться к русскому языку Translate into English Ins Deutsche bersetzen
Поиск
655740, Республика Хакасия, с. Таштып, ул. Ленина, 35
Наш адрес
+7 (39046) 2-11-70
+7 (39046) 2-15-37

Контактный номер

Живите без войны, детоньки!

Живите без войны, детоньки!

Вручено 56 юбилейных медалей труженикам тыла…. Не помню, кто-то уронил фразу. Врезалась в память. Такая, знаете, отчётная фраза. Поточная. Кажется, дежурная. Кажется, потому что каждое такое вручение оставляет в душе пробоину. Со старых фото улыбаются пары. Он – герой и она – красавица. Сфотографировались на долгую память сразу после войны. Уже нет пар, чаще всего нет. И встречают юбилей Великой Победы усталые журавушки минувшей войны и послевоенных тяжелых лет.

Матур

В составе поздравительной команды – первый заместитель главы района Г.Г. Тодинов, руководитель УСПН М.Г. Сагалакова, глава сельсовета В.М. Кызынгашев, председатель совета ветеранов Таштыпского района Н.Н. Канзычакова.

И вот идём в гостеприимный дом. Анна Николаевна Носкова. Общий хор поздравлений, добрых слов, благодарностей. Сумбурные, отрывистые, но такие пронзительные воспоминания:

– Я в Сирах жила. Какие парни у нас были! Ну мы-то тогда малы были – росли да учились. Вот был Ульян Канзычаков. Мы с ним в войну дружно работали, как брат с сестрой, с 26-го года он, – глаза Анны Николаевны блестят слёзно, и вдруг рвется резкое и злое. – И того фашист, сука, сгубил. Успел.

И эта злость, эта ненависть к фашистам поражает своей живучестью, сколько лет прошло, а кипит в душе.

– А работать я в первые дни войны вышла, – продолжает, помолчав, Анна Николаевна, – в сентябре. Пришла со школы, а мама заболела, лежит. Говорит: иди работать. Был бы приказ – пошла утром в контору колхоза. «Красный партизан» колхоз был. Как мы жили?.. Мужиков-то забрали, бабы за мужиков стали, мы, дети, – за взрослых. В поле так в поле, дрова возить так дрова. И работали-то: себе так – лишь бы с голода не пропасть, а всё туда – на фронт. Там-то труднее было. А народ был какой хороший дружный. Зла в людях не было.

Вот это умение работать Анна Николаевна потом пронесёт через всю жизнь. Семью Носковых, Игната Ефграфовича и Анны Николаевны, до сих пор добром вспоминают в Верхней Сее, где довелось им работать на лесоучастке Матурского ЛПХ. Труженики – по-другому и не скажешь.

Уже прощаясь, Анна Николаевна вглядывается в лица, внимательно-внимательно и многократно, как молитву, произносит:

– Ой, детоньки, женщины, живите без войны. Без войны живите. Трудно ли хорошо, как Бог даст, но без войны живите. Без войны…

Это «живите без войны» – мы еще не раз услышим и в Матуре, и Верхней Сее, и в Таштыпе…

Вот, в ком жизнь до сих пор мощно и уверенно бурлит, как река в половодье, так это в Галине Сергеевне Печениной. Встречает она накрытым столом.

– Ой, это бабушка весёлая! И плясала, и частушки пела, – рекомендует её глава сельсовета В.М. Кызынгашев.

– Чего это пела-то? – парирует она. – Я и сейчас спою, только у меня частушки неправильные, с картинками. Правильных-то не помню.

Георгий Гаврилович начинает было поздравление, она тут же одергивает его:

– Да что вскочил-то? Сядь к столу, садитесь, я ждала, вон каши наварила, горяченькое есть. Поешьте сперва, успеете поздравить. Не через час помру.

Распоряжается решительно, уверенно. И мы не успеваем опомниться, как оказывается за столом. Попробуй тут не послушайся. Не хозяйка – боевой командир.

– Ой, что я знаю, что знаю, долго рассказывать не буду. Один случай вспомню. Я в войну под Ленинградом жила. Нас сразу к стаду приставили. А жили-то голодно, так я всё бегала смотреть, как рожь растёт, ждала, когда зреть начнёт. И вот вижу, женщины с серпами жать вышли. Ой, как я перед ними плясала, как плясала. Чтоб колосовков поесть. Парнишки со мной пасли. Два Кольки. Они глаза вытаращили, коровы и те глаза вытаращили – смотрят, как я отплясываю. А я топочу лопотками. Все тогда в лаптях ходили. Вот только что лапти не протоптала…

Галина Сергеевна хохочет и представляет наверное круглые от удивления глаза мальчишек и коров. А мне жутковато. Ей в начале войны было 10 лет. И я представляю, как плясала тоненькая маленькая девчоночка ради колоска, чтобы забить зерном грызущий голод. Где они силы брали, это железное поколение?

– А в Сибирь-то как попали?

– Да уж после войны. Вербовали сюда. Я и поехала.

И командует:

– Ай, что тоску-то гнать? Анекдот сейчас расскажу, до самого дома хохотать будете.

И рассказывает одним за другим, успевая то чайку подлить, то пододвинуть поближе тарелку с угощениями. А смеется заливисто и так молодо, что забываешь и про её тяжелое детство, и про непростой труд в Матурском леспромхозе, и смеешься вместе с ней, потому что невозможно не смеяться.

Но прощаясь с нами, говорит вечное:

– Только бы войны не было. А так жить можно, хорошая жизнь пошла, только б войны не было.

В доме Таисии Савельевны Федоскиной тепло, чисто и уютно. Тихий домик и голос хозяйки тих. Нездоровится хозяйке. Поэтому негромко поздравляет и Георгий Гаврилович:

– Важную дату мы отмечаем сегодня. 75-летие Победы. Спасибо Вам за неё. Не было бы вас, тружеников тыла, нашей армии было бы не под силу одолеть врага. А значит и нас бы не было…

Медаль, подарки, слёзы… Понимаешь, что здесь не до детальных расспросов. Просто любуюсь, каким-то таким по-особенному светлым и добрым лицом Таисии Савельевны. Но когда поднимаю фотоаппарат, хозяйка почти шепотом спрашивает:

– Страшна я? Старая, платок, может, снять?

– Что Вы! – вырывается искренне. – Вы – красавица!

Есть люди, несущие какой-то особенный тёплый свет, вот Таисия Савельевна Федоскина из таких. А может это свет Победы? Великой Победы…

Верхняя Сея

К поздравительной команде присоединяется глава Большесейского сельсовета Т.В. Сазанакова. Здесь живут две труженицы тыла, вдовы ветеранов Великой Отечественной войны – Галина Ефимовна Канзычакова и Валентина Петровна Чучумакова. Судьбы их – как иллюстрация семейной саги, которые так любят сегодня.

Галина Ефимовна Канзычакова, едва слышит слово «Победа» начинает тихо всхлипывать и приговаривать:

– Как мы ту войну одолели, как мы жили, как голодали ребятишками… Черемшу ели, саранку ели, корни копали, такой голод…

Военное детство плачет слезами пожилой женщины.

– Ваша жизнь – это подвиг, – говорит Георгий Гаврилович.

– Спасибо, детушки, – отзывается Галина Ефимовна, – мы для вас в ту войну трудились, живите без войны, детушки. Ох, война, война, двух братьев отняла у меня. Вся Россия голодала, а вы живите, без войны живите!

Слушаем этот наказ, а за спиной снимок – красавица Галина и красавец Георгий, грудь в медалях и орденах. Георгий Гаврилович Канзычаков ушёл на фронт, приписав себе два года. Свою Галину встретит он после войны, трех дочерей вырастят и проживут вместе более полувека – в труде и заботах.

Валентина Петровна Чучумакова до войны успела окончить первый класс школы, на этом учёба и кончилась. А дальше была работа в колхозе, в Имеке. Дети войны взрослели рано.

– Вот была бы грамотная, другую бы жизнь прожила, – вздыхает она.

Но жизнь у Валентины Петровны славная, трудовая. Из Имека судьба привела в Таштып, а потом уже в Верхнюю Сею, в Матурский участок леспромхоза. Трудилась на подсочке. До сих пор памятны ей трудовые 3 копейки – столько стоил килограмм пихтовой живицы. Впрочем, живица была летом, а в зиму шла работать на пилораму. Случалось и лес валить. Такая вот неженская работа… Впрочем, кто тогда делил её на женскую и мужскую.

Здесь вышла замуж за Николая Васильевича Чучумакова. Воспитали шестерых детей. Юбилей Победы встречает Валентина Петровна в окружении родных, живёт у дочери. Одна беда – подводит здоровье. Особенно стало сдавать, когда не стало Николая Васильевича.

– Сердце у меня иной раз кричит… не стучит, а гудит громко, как машина… – тихо жалуется Валентина Петровна.

И тут же рассказывает о травах, которыми сердце можно лечить. Не доверяет Валентина Петровна таблеткам, а травы знает прекрасно. Когда-то сама собирала, готовила.

Слушаешь и думаешь невольно, где бы найти такую траву, чтобы вернула им, хлебнувшим военного детства, молодость и здоровье. Нам так нужна их мудрость и умение жить несмотря ни на что. Но нет такой травы, нет. А время неумолимо. Понимать это горько. И всё, что остается нам – это жить. Жить без войны. Они выстрадали это право для нас. Потому так и твердят молитвенно: «Живите без войны, детоньки, живите!»

Наталья Ковалева

На главном снимке: Анна Николаевна Носкова

Жалобы на всё
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!